1515670353254025

«Просил вяленую колбасу и помидоры».

Как Пьер Карден приезжал в Минск на закате СССР

О том, что в Минске гостит Пьер Карден — знаменитый французский модельер — в городе узнавали по сарафанному радио, — писала газета «Чырвоная змена» 6 июля 1989 года. Несколько фото из Хатыни и немного о самом приезде — все, что можно найти об этом событии в интернете. TUT.BY публикует уникальные снимки фотокорреспондента газеты «Чырвоная змена» Сергея Брушко о том, как маэстро устраивал показ в столичном Центре моды.

Зачем приезжал

Карден приезжал в Минск с деловым визитом. В интервью «Чырвонай змене» модельер рассказывал: «Три года назад я заключил контракт с Министерством легкой промышленности и теперь около сорока моделей ежегодно укореняются в вашей промышленности — в Москве, на Украине, в Грузии, а сейчас уже и в Беларуси — в Гродно и Гомеле. Всего на 18-ти предприятиях».

Модель, которая участвовала в минском показе — Тамара Варванцева, рассказывает, что на фабриках было давальческое сырье, которое перерабатывалось в готовую продукцию, и схемы пошива. В Беларуси оставалась небольшая часть изготовленной продукции как расчет и продавалась, а остальная одежда уезжала на экспорт.

До приезда в Минск, 67-летний Карден посетил Москву, где у него уже работал собственный магазин.

Отбор моделей и подготовка к показу

Манекенщицы (так тогда называли моделей) делились на две группы, те, кто работал на цеха, где шили промышленные вещи и те, кто работал на перспективную группу — дизайнеров, которые разрабатывали базовую или трендовую коллекцию. Здесь трудились девушки ростом 180−182 сантиметра — те, кто повыше. Рост же всех моделей начинался от 174 сантиметров.

Для отбора на показ модели приходили без макияжа и причесок, с вымытой головой, в одинаковой обуви с одинаковой высотой каблука.

— В показе Кардена участвовали девушки ростом ниже. «Это исключительно из-за того, какую коллекцию он привез. Судя по всему, те модели, на которых он шил у себя во Франции, были такого роста», — рассказывает Тамара Варванцева.

Художник взял с собой около 120 моделей одежды. Манекенщицы, которых Карден выбрал для показа, выходили по 7−8 раз. Варванцева рассказывает, что примерили все наряды, а потом прошло несколько прогонов. Карден не требовал от манекенщиц никаких «пританцовок», просто скромно пройтись, повернуться, обязательно развернуться на точки, где стояли фотографы. И, конечно, итоговый выход — вместе с кутюрье.

Те девушки, что были повыше и не участвовали в показе, помогали за кулисами переодеваться коллегам. За кулисами находились все сотрудники отдела. Ольга Викентьева — скаут (в те времена — бригадир демонстраторов одежды), вспоминает, что Карден был за кулисами и проверял каждую модель перед выходом. Все поправлял сам прежде, чем модель выпустить на подиум.

Художник-модельер Галина Мешкова рассказывает, что стена, которая проходила вдоль помоста к выходу на подиум, была деревянной. На нее набили гвозди и все шляпки, которые привез с собой дизайнер, вывесили на них. Около ста штук и все по номерам для каждой модели.

Чем запомнился дизайнер

Пьер Карден попросил застлать поверхности в Центре моды белым льном. «Это потому делалось, что вещи очень дорогие были, ручной работы. От кутюр. Поэтому застилали, чтобы ничего не запачкать. Он сам в носках бегал», — говорит Галина Мешкова.

— Любил сыровяленую колбасу и свежие помидоры. Он все время их заказывал и ел. Можно сказать, это был такой скромный райдер, — говорит модель Варванцева

Знаменитый кутюрье взял с собой в СССР фотоаппарат. Фотографировал он для себя и много. Снимал прогоны показа — потому что нравились наши манекенщицы и снимал демонстрацию работ белорусских дизайнеров. «Для новых идей», — добавляет Галина Мешкова.

— Незабываемые впечатления — продолжает рассказ Мешкова. — Это вообще — счастье большое — видеть Кардена, хотелось дотронуться, он как раз сидел возле меня. Смотришь — человек, как и мы, но имеет особый статус, что-то такое в себе носит, что все преклоняются, потому что это икона, и мы хотели ему подражать, конечно.

Пьер Карден был худощавым и высоким и, несмотря на статус, вел себя очень скромно, вспоминает Мешкова.

Показ, Лапидус и свободное время

Кутюрье приезжал с участниками своего коллектива — свитой — это были художники по костюмам. На показе присутствовал и молодой Оливье Лапидус, еще один французский дизайнер, который позже был в Минске еще два раза. А в 1995 году он привозил коллекцию отца — Теда Лапидуса.

— На показе присутствовали, конечно, специалисты из сферы — вспоминает Галина Мешкова, — люди из Министерства промышленности, Беллегпрома, различных швейных предприятий, деятели культуры. Первый ряд — всегда приглашенные люди: послы с женами, деятели телевидения. Были люди из союза дизайнеров, много знакомых, все здоровались друг с другом. Одни покупали билеты, а художники смотрели бесплатно, потому что помогали одевать моделей.

Сам кутюрье во время показа был за кулисами, проверял каждую модель перед выходом на подиум, что-то поправлял.

После показа дизайнер пригласил всех моделей в ресторан гостиницы «Юбилейная». Тамара Варванцева вспоминает: «Карден говорил, что все девушки красивые и такие разные и абсолютно непохожие на француженок».

В свободное время Кардена водили по городу, устраивали выездные экскурсии в Хатынь и на Курган Славы.

Про белорусских дизайнеров

После показа перспективная группа встретилась с Пьером Карденом. «Он был просто ошарашен и не ожидал, что в Беларуси такие талантливые художники. Он смотрел планшеты и эскизы, и это звучало на протяжении пяти дней, которые он находился в стране», — рассказала Галина Мешкова.

На вопрос корреспондента газеты «Чырвоная Змена», сможет ли завоевать международное признание белорусская мода, Карден ответил: «Я уверен, если вы хорошо представите и разрекламируете свою продукцию, она будет пользоваться большим спросом, особенно, если у нее будет ярко выраженная национальная особенность».

 

 

Источник: https://news.tut.by/culture/576324.html